dronova_nona (dronova_nona) wrote,
dronova_nona
dronova_nona

Categories:

История профессионального образования в ювелирном деле (часть 1)

Ювелирное искусство – это своеобразный вид декоративно-прикладного искусства, имеющий самобытные духовные и стилевые национальные традиции. История возникновения ювелирного дела на территории России можно связывать с периодом V - III веков до нашей эры, которыми датируются изделия художественного металла из скифских курганов северного и северо-восточного Причерноморья. Особый расцвет это искусство получило в Х-ХI века, в то время в Киевской Руси. Конечно, нашествие на Россию монголо-татарских войск серьезным образом сказалось на развитии всей культуры Древней Руси, однако к XVI веку художественная обработка металла и ювелирное дело достигли своего расцвета. В шестнадцатом – семнадцатом веках уже окрепло Русское централизованное государство. В этот период для украшения дворцов, дворцовой утвари требовались специалисты. К великокняжескому, а позднее царскому двору съезжались лучшие мастера. При оружейной палате Московского Кремля открылись специальные мастерские, и большое значение при изготовлении изделий из металла придавалось художественной обработке. Естественно, более значимыми становятся требования к уровню художественного образования мастеров в этот период, который характеризуется в мире стремлением обосновать общую педагогику и различные ее направления как самостоятельную область. В качестве преподавателей для обучения ювелирному делу русских ремесленников приглашались лучшие мастера - художники зарубежных стран. Окончательно ученичество укрепилось в России в основном в начале XVIII века. М. И. Пыляев в своей монографии «Драгоценные камни» писал: «Иоанн Грозный проявлял горячие заботы о вывозе иностранных мастеров в Россию. Во всех сношениях с западными государствами постоянной целью было приглашение в Москву различных художников и ремесленников, которые могли бы обучать русских ремесленников». Приезды иностранцев не прекращались до времен Петра Великого; и не одни только западные, но нередко являлись в Москву и восточные художники. Так, при царе Алексее Михайловиче в 1659 году «был у нас турчанин черневого дела мастер Антон Федоров, а также греки: Константин Мануйлов, Филипп Павлов, которые привезли к нам художество восточное, турскую финифть и чернь и выучили наших мастеров. В 1860 году иноземец Иван Гебдан по царскому Указу вывез из-за моря двух алмазников, двух золотых дел мастеров, двух серебряников. В конце XVII и в первые годы XVIII столетия при царском дворе находились многие немецкие мастера» (119). Целая группа художников – ювелиров, начиная со знаменитых Иеремии Позье и Людовика – Давида Дюваля, обслуживала двор Екатерины II, создавая исторические произведения, которые мы можем увидеть в Алмазном фонде России. Каждый приглашенный мастер имел несколько учеников-подмастерьев, в дальнейшем становившихся мастерами и также обучавших немало талантливых русских мастеров.
Для России конец семнадцатого – начало восемнадцатого века явился переломным периодом. Проблемы обучения ювелирному делу становятся все более значимыми. Появляются новая ювелирная специальность - так называемый «знаменщик», создающий на бумаге композицию, которую затем мастер – исполнитель изготавливает в металле. В этот период роль «знаменщика» еще не велика, но сам факт разделения труда подготовил в будущем отделение творческих процессов от чисто исполнительских.
В начале восемнадцатого века была создана первая ремесленная школа для подготовки отечественных мастеров при Оружейной палате. Это был значительный шаг в развитии ювелирного искусства. Система подготовки заключалось в наглядном обучении и имела много общего с ученичеством, которое преобладало в мастерских Древней Руси. Но уже вводились такие предметы, как арифметика, грамота, рисунок. Успехи воспитанников постоянно контролировались Кабинетом императорского двора, периодически рассматривались и отбирались лучшие художественные образцы. Работники Золотой и Серебряной палат делились по узким специальностям. Таким образом, над более или менее сложным предметом, в изготовлении которого применялись разные техники, трудились обычно несколько лиц, возглавляемых опытными мастерами. Мастерским и ремесленной школе при Оружейной палате придавалось настолько большое значение, что царь сам лично следил за их работой и обучением: проверял искусство приезжих преподавателей и их учеников, беспощадно отсылал на родину тех, кто не удовлетворял художественным требованиям Московского двора, награждал и повышал оклады за понравившиеся ему работы и даже иногда утверждал рисунок предмета, прежде чем мастер приступил к изготовлению. Ювелирное дело всегда было связано с народным искусством, так как своеобразие золотого и серебряного дела в основном обусловлено тем, что его корни уходят глубоко в народное творчество. Мастера, работавшие в кремлевских мастерских, в значительной мере были регламентированы сложившейся традицией, но и в этих условиях создавали высокохудожественные памятники, отличающиеся от западноевропейских и восточных своеобразием форм и орнаментацией.
Для оживления искусства эмали правительство Русского государства принимало различные меры. Одной из них было привлечение для работы в Москве северных мастеров. В 1745 году было организовано обучение искусству чернения у приехавшего из Сольвычегодска Якова Попова. Московские резчики и приезжие мастера были отданы в полное распоряжение мастера на 10 лет . Для поднятия на должную высоту искусства эмали правительством были проведены и другие мероприятия. Начиная с 1735 года, к торговым караванам, которые каждые три года направлялись в Китай с русскими товарами, начали присоединять специально для этого выделенных мастеров-серебряников из Москвы и сибирских городов - Иркутска и Тобольска. Главная их задача заключалась в изучении художественных ремесел, в том числе искусства изготовления художественных эмалей. Первым был послан Осип Мясников, который трижды совершил путешествие в Пекин и обратно. Во время поездок Мясникову удалось выучиться «составлять из разных материй флюсты (эмали) цветные, а именно белый, вишневый, лазоревый, зеленый, которые и пробовал через огонь». Вместе с Мясниковым в Пекин в качестве учеников были отправлены Дмитрий Попов и Алексей Курсин. В доказательство того, что они в совершенстве овладели искусством финифти, по возвращении на родину они представили сделанные ими серебряный эмалевый подносик и чарку. Из Китая они вывезли материалы для изготовления эмали и были отпущены на небольшой срок в Сибирь с заданием разыскать «в Иркутской провинции к деланию финифтяного художества матерьяло». В 1757 году А. Курсину и Н. Попову было дано для обучения четыре ученика, которым было назначено жалованье. В 1764 году мастера - эмальеры вместе с домом, в котором они работали, и всем инвентарем были переданы из Сибирского приказа в ведение Главного магистрата, который впредь должен был наблюдать за производством. В течение всего XVIII века в Петербурге работали многочисленные мастера, происхождение и национальность которых были очень разнообразны. Среди них были шведы, финны, прибалтийские немцы, французы, швейцарцы и многие другие. Почти все они входили в иностранный цех, куда принимали только иностранных поданных. Иностранцы имели своих подмастерьев и учеников, которые родились в России.
В восемнадцатом столетии важную роль в становлении образования в народном декоративном искусстве сыграла Академия художеств, которая ставила более сложные задачи образования - систематическое воспитание достаточно эрудированных художников, имеющих к тому же прочную и технологически безукоризненную ремесленную подготовку. Определенная направленность курса обучению художественному мастерству к концу восемнадцатого века была достаточно разработана и в методическом плане. Таким образом, первый педагогический опыт не исчез бесследно, а нашел свое выражение в педагогике специализированных художественно-ремесленных школ первой половины девятнадцатого века, преподавателями в которых были выпускники Академии художеств. В 1725 году по приказу Петра I в Петергофе была построена мельница на 40 рам для обработки самоцветов. Перед организаторами этого проекта стояла задача «не только научить русских мастеров тесать, резать и полировать камни, но и зажечь творчеством и научить творить прекрасные ювелирные изделия» . В течение двух столетий фабрика являлась рассадником культуры камня, школой художников и мастеров. Вслед за Петергофом, в 1765 году была открыта Императорская гранильная фабрика в Екатеринбурге, а затем Колыванская шлифовальная фабрика. В начале девятнадцатого века все образование и художественная жизнь в области народного декоративно-прикладного искусства оставались в поле зрения Академии художеств. Разработанные и одобренные Академией художеств программы и методики, успешно использовались при обучении ювелирному делу в ремесленных школах при Екатеринбургской и Колыванской фабриках. При каждой фабрике происходило обучение ювелирному и гранильному искусству. На обучение принималась местная молодежь, и в зависимости от талантов и способностей в дальнейшем её обучали какому-то конкретному ремеслу. При каждой фабрике существовали рисовальные классы. При обучении копировались рисунки Растрелли, Камерона и Воронихина . Это было время расцвета русского камнерезного и ювелирного дела; в пышности и роскоши дворцов зарождались идеи новых видов обработки металла и камня, большое значение придавалось художественному уровню изготовления изделий. Ювелирное дело всегда в России было творчеством, искусством и чуждалось механических, однообразных черт ремесла. Тонкая неподражаемая красота, прекрасная в своей непосредственности, изумительная по линиям и краскам, проходит через все русские ювелирные изделия, будь они созданы в столицах или в провинции. Несколько поколений российских мастеров создали самобытный и непревзойденный стиль ювелирных изделий, в основе которого, по мнению художника Ф.Н. Бирбаума, было сочетание двух факторов - «национального художественного творчества и культурных потребностей эпохи».
В конце XVIII века в Россию пришел новый этап в обработке камня и ювелирного ремесла – кустарное производство. В различных регионах на основе народных ремесел возникают кустарные художественные промыслы, где создаваемые изделия отражают древние традиции русского прикладного искусства в простоте формы, ясности пропорций, красивой строгости и пластичности силуэта. Именно к этому времени уже складывается производство красносельских ювелиров-филигранщиков, финифтяных миниатюрных икон в Ростове Великом, каслинского художественного литья. Страницы архивных документов академика А.Е. Ферсмана раскрывают картину работ в глуши Уральской тайги, в деревнях Поволжья и Олонецкого края. Энергичными мастерами – умельцами были созданы многочисленные гранильные и ювелирные мастерские, в которых каждый мастер имел несколько учеников-подмастерьев. В подмастерья брали детей десяти – одиннадцати лет. Их обучение в среднем занимало до 7 лет.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment